Diese Website verwendet zur Verbesserung der Funktionalität Cookies!

 

10. Этап Красноярск - Иркутск

от Uwe Meißner

10. Этап Красноярск – Иркутск

Я начинаю свой отчёт изображением, передающее определённое настроение: Я езжу по горам и долам через прямо на трассе расположенные сибирские деревни. Деревенское население приветствует меня или говорит со мной. Торговцам в краю дороги могу я только иногда помочь; именно столько много сколько я могу сразу съедать. В концу деревни гоняют меня собаки, так что мне надо быстро реагировать и с моей стороны их угрожать. Солнце сейчас, в августе, уже не такое агрессивное, противный ветер ослабился и раздражающая муха пауты и мошки уступили место безвредней домашней мухе. Воздух как-то мягче, краски природы смешиваются. И также я чувствую себя ассимилированным. – Если не было бы этот дым, вызван людьми индуцированных пожаров. Он даёт всему что-то больное, и качество фотографии тоже страдает…

В Красноярске я пока последний раз со свей силой ощущаю мощную энергию русского общества, волю обновления и потенции страны. Везде строятся, новое сформируется рядом со старым, плохие магистрали в краю города безнадежны перегружены, транспорт регулирующие полицейские только рулят благодаря  ещё не совсем потерянного советского поведения (но молодых хулиганов на улицах и они не могут рулить), в гиперунивермагах ты только с помощью путеводителя разбираешься. Я не терплю этого, спрашиваю только людей, где можно достать простые сандалеты. Новые, в краю города возникшие жилые микрорайоны почти не отличаются от тех у нас, люди в тех квартирах наслаждаются современным оборудованием. Средняя зарплата в городе должна составлять 1000 долларов.

Конечно существуют и меньше привилегированные жилые районы в больших городах. Положение в маленьких районах и на деревне зависит в основном от инициативы местного населения и их политиков. В Канске, мне из школьного времени известен как один из центров бумажного производства в России, после закрытии почти всех промышленных предприятии  оставляет у меня нехорошее впечатление (распадающейся исторические деревянные дома распространяются до центра). Ещё в ретроспективе совесть меня мучает, когда я вспомню тактику переговоров с здешними ТВ-журналистами, которые должны были за интервью меня обеспечивать ночьлегью. Так было договариван уже в Зеленогорске, где другая телекампания посредничала этот контакт. Как я попал в закрытый город Зеленогорск, это другая история, но мне было важно договор. Ведущий канский журналист крутилс я, но тогда он брал трубку и переговорил со своими людьми решающий вопрос. Может быть он жалел как настоящий патриот потерю налоговых доходов из моего пребывания в одном городском готеле учитывая финансового положения Канска.

Но в гостинице меня как звездочка избаловали. Хозяин, постарелый добрый Валентин Николаевич, имеющий на этой территории общество торгующий с сельхозтехникой,  приютил меня по всем правилам искусства. Это было и необходимо потому, что на моём качественном велосипеде берлинской мануфактуры снова показывались дефициты. Мне надо было заднее колесо уровнять, спицы натянуть. Без оборудования это трудно и я обратился к специалистам. Для Германии немыслимый: Владелец веломагазина, добрая Ирина, закрыла за пару минут магазин, чтобы мне познакомиться со специалистом с мастерской на рынке. Потом я мог в складе веломагазина с чаием и выпечкой спокойно подождать ремонтированного велосипеда. В этой стране (особенно в Сибири, мне кажется) до сих пор всё равно дела идут немножко человечные, капитализм людей ещё не полностью приобретал.  При монтаже колеса прервал я ось и мне надо было ещё один день тратить.

Следующий гостиничный  хозяин также оказывался добродушным человеком. Небольшого роста, толстый, немножко суетный со своими крашенными волосами, он бы наверно в Германии превратился в безнадёжного плейбой с молодой женой и с маленьким ребёнком. Но тут он жил спокойно на деревне, говорил с гостями, ещё не был за рубежом. Немедленно после моего прибытия он собирался  топить баню для меня, подставил велосипед к себе в офис и согласился в следующий день ради меня раньше появится, чтоб не задерживать меня.

Во время этого этапа, особенно между Тайшет и Нижнеудинск, я первой раз ощутил отсутствие достаточного обеспечения с остановками в пути в Сибири. На 160 км-ов встретил только (у км-а 70) одно кафе. Вы можете представить себя, сколько много я там пил и кушал. Люди смотрели на меня как на инопланетарин, пока они не видели мой велосипед.

В районом городе Зима в гостинице все места были заняты. Иностранные туристы (без знания языка) сейчас уходили бы, загрузились бы тело и душу и поехали бы дальше. Я просто ждал, пока добро глядя хозяин сам начал искать выход. Он сказал: «Я мог бы поговорить с одной семьей. Там две комнаты, раздельно стеклянной дверью. Может быть, они освобождают одну комнату.» Хабаровская семья с двумя детьми не долго обдумала ситуация, уступила переднюю, более комфортабельную комнату. Мать наставляла своих детей тихо вести себя. Тёплое прикосновение памяти трогает меня: Да, так раньше и нас воспитывали!

В этой гостинице живут ещё граждане Германии, русские немцы в отпуск, открытая молодая пара, которая мне сразу квартиру для пути назад предлагает. Там живут родители. Я качаю головой, улыбаясь. Русская зима наверное имеет свои прелести, но не за велосипедистов.

 

   -   Следующий рас пишу между прочим  о совместных тенденциях и о том, почему русский TUEF (техосмотр по немецкому стандарту) здесь невероятно.

 

Hовые фото как всегда на: traveldiary.de/Reiseblogs/Asien     

Вернуться