Diese Website verwendet zur Verbesserung der Funktionalität Cookies!

 

9. Этап Новосибирск - Красноярск

от Uwe Meißner

9. Этап Новосибирск – Красноярск

 8.30 часов. Перед отъездом. Я иду в продуктовый магазин покупать напитки. Перед до мной стоят 2 молодых мужчин в форме,  охранный персонал. Они не спешат, кокетничают с вечно вежливой продавщицей. Я скажу: «Можно чуть быстрее?» Один из них, ещё под влиянием вчерашней выпивки, на моё замечание не реагирует; другой рассматривает меня внимательно, но ничего не скажет, после того как я добавил: «Это Россия, как она живёт.» Зато отвечает другой человек: «В России нужно иметь терпение.» - Да, как годится. А что с этими мужчинами, которые не могут подождать свою очередь в кафе на баре во время моего заказа? И сколько раз меня только своё быстрое бегство с улицы спасло от нетерпеливых водителей! Но наша продавщица  улыбается ко всему, как будто бы она хочет сказать: Так же они есть, наши мужчины.

Назад к хронологии. У Сергея в северном районе Новосибирска чувствую я себя хорошо. Вечером здесь весело. Люди, приходя с работы и безработные собираются в  маленьких кампаниях на улице и пьют своё пиво. Я подойду к ним, хочу участвовать. Они уступают мне место, не удивляются (в Германии это уже не возможно). Когда я пребываю в больших городах я с одной стороны пытаюсь соответствовать желаниям моих хозяев вместе что-то предпринимать, но с другой стороны хочу я себя открыть город по своему, чтобы оптимально отдыхать.

В следующий день переживаю один из тех событии, которые для западного человека уже трудно понять. Втулка переднего колеса велосипеда, уже в Берлине не качественно  регулирована, надо поменять. Саша от «Тест-центра горных лыжей и велосипедов» не берёт оплату за 3- 4 часа работы плюс материал.

Перед до мной больше 800 км-ов на возрастающий холмистой территории. Вопреки противного ветра преодолею я эту дистанцию в течении 7 дней. Я начинаю понять: Мужчины-велосипедисты кампании transrussia.com, которые на лёгких велосипедах в течении 1ого месяца катаются из Владика на Архангельск – о  швейцарце я уже сообщил, по пути встречаю я ещё француза и русского – они наверно не без причин выбрали этот маршрут. Обычно летом на континенте ветер дуёт из востока. Всё равно я принял для себя правильное решение наоборот ехать. Я хотел и хочу постепенно пережить все изменения, тем глубже я попаду в большую Россию.

В гостинице «Кедр» в маленьком городке Болотное решаю я по совету здешних покинуть главную дорогу за 200 км-ов, чтобы сберечь 100 (объезд Кемерово). Надо на паром через реку Том, за 70 км-ов на щебёнку через дикий лес кататься, пыль проезжающих машин дышать и медленно продвигаться. Дорога ведёт вдоль железной дороги Транссиба через место Тайгу, куда каждый день едет машину со свежими булками, чтобы население хорошо обеспечивать.

Я останавливаю у Махира, армянского хозяина бывшего кафе и нынешнего уличного бистро из-за финансовых дефицитов. Он мне разрешает завтракать в складе, где единственный столик (для персонала) стоит. «Ради велосипеда не беспокойся. Его никто не тронет», говорит он, смотря с лестничной площадки своего магазина на своего «плохо становленного народа». За завтрак он оплату не берёт.

Сейчас перед до мной лежат 30 км-ов в картах не отмеченной дороги. «Сносный.» Это слово местных на счёт дороги до Анжеро-Седжинск поможет мне отказать от еретического мысля преодолеть эту дистанцию с помощью электричкой.

Анжерку, как местные называют его, есть образцовый бывший город шахтеров (уголь из Кузбасса). Городу только 70 лет. Но здесь существуют светлые, новые жилые дома, чистые улицы и пешеходные зоны, новая система освещения, парк с детскими площадками и новый стадион. В начале вечера попаду я в кафе в рождественское общество. Стол в их комнате полный покрыт, мужчины пьяные. Громкая музыка, танцы. Я сфотографирую. Вдруг Саша, муж 30и-летного именинника, исчез. Из соседней комнаты, где другая кампания отмечает праздник, шум. Саша на дне, его жена с кровоточным носом. Но скандал мимо, полиция приближается. Мои русские говорят: «А что ты хочешь. Без этого (драк) у нас нельзя. Мы эмоциональный народ.» - Да, но я сомневаюсь, что день рождения, которой кончится в полицейском офисе с  кровавой одеждой оставляет приятное впечатление.

В Мариинске я снова встречаю на трассу М 53. Мариинск – это небольшой город с разнообразными реконструированными купеческими домами, очень красиво. От Ачинска, последний город перед Красноярском, я вспоминаю только алюминевый завод со своими гигантичными  свалками перед городом.

Ещё один раз, в Боготоле, надо ночевать. Прямо на территории вокзала, в один из комнат отдыха, хорошо охранён и обслуживан многочисленному персоналу на пустом вокзале. Но не без подпись на списке не курить у себя в комнате. У железнодорожников должно всё стоять на своём месте. Это и в Германии так. Внутренне улыбаясь подпишу я.

Новые фото на: traveldiary.de

7. Этап Курган – Омск

 

Когда я спрашиваю людей в Кургане: «Где ваш центр?»,  - они пожимают плечами и отвечают: «У нас нет центра». И серьёзно, пока едешь до вокзала, где должна быть моя квартира, вокруг деревенская атмосфера, избушки, низкие дома, плохие дороги, только иногда кирпичные малоэтажные дома. Позже я поменял своё мнение. По ту сторону рельсов всё типичное для  города существует. Главная улица с центральной площадью, купеческие дома прошлого века - памятники архитектуры, парк с аттракционами,  военный мемориал и новый большой концертный дом. У универмага даже повезло увидеть здание, соединяющее старый и новый корпус через переход на втором этаже.

Мы с Ваней живём в скромном домашнем  хозяйстве его матери, которая с интересом наблюдает за моим рейсом. Она после тяжёлых лет беззакония, честным трудом заработала себе возможность иногда ездить в отпуск за границу.

По дороге в Казахстан встречаю Булата, казах, который купил в России землю и выращивает там пшеницу и разводит лошадей. Он меня приглашает на свой участок, но я уже договорился на встречу в недалёком Петропавловске (Казахстан), я уже спешу. На границе меня останавили. «Стоп, молодой человек. У вас виза действует только с 1ого июля, а мы пишем 26ое июня. Вы слишком рано!» - Я дурак, при планировании в Берлине я рассчитывал ехать от 80 до 100 км-ов в день; оказалось, что я несмотря на потерянные дни из-за лечения левой ноги слишком быстро ехал и сейчас предстоит 4 дня ждать. «Ничего страшного. В Петухово есть гостиница». Но Петухово – маленький город. Мне было всё равно не скучно. Я был в гостях в одной русской семье. Там меня кормили натуральными продуктами и предлагали после еды спать в другой комнате. Меня пригласили на стройку, где инженер Андрей со своими ребятишками построили систему фильтрации зерна. Еще недалеко находилась хорошая база отдыха Медвежья с лечебной грязью, но я там не был. Я оставил велосипед в гостинице и вернулся на автобусе на два дня в Курган к своим друзьям.

В Петропавловске мои хозяева Олег и Оля с детьми меня ожидают уже на краю города. Их джип Тойота сопровождает меня к  парковке сына, где я оставляю мой велосипед в гараже. Их гостеприимство обязывает меня половину единственного свободного дня в Казахстане им посвятить. Они показывают мне город, но вторую часть дня я уделяю русским немцам в Казахстане. Уже в Петерфелде (15 км-ов перед Петропавловском), основанном в 1908ом году немцами в поиске новой плодородной земли, разговариваю с русской немкой, работающей в библиотеке. Но немцы почти все уехали в Германию, остались только их дома, в которых сейчас живут казахи. В Петропавловске до сих пор существует действующее сообщество «возрождение» в доме 22х нации на ул. Ленина. При разговоре с ведущей (Эльвира Ковзел) она начинается плакать. Её отец не сдал экзамен, поэтому им нельзя выезжать в Германию. Но она на месте очень важную роль выполняет, ухаживает за престарелыми людьми, организует языковые курсы, собирает немецкие книги (я ни в одном книжном магазине в России, даже в Москве, не нашёл такой выбор).

Снова на русской территории я знакомлюсь с первым немецкоговорящим русским немцем. Он в должности пастора выполняет важную работу в маленьком городке Называевск. К сожалению, это место слишком далеко от трассы для посещения. Другой русский немец, ещё молодой, рассказывает с юмором висельника о его пребывании на старой родине (в Германии). «Мне там не понравилось, слишком холодно, понимаешь, люди холодные, нет работы, понимаешь.» Я понял и я уважаю его решение вернуться в хоть и простую, зато гармоничную жизнь.

В поселке Москаленки я провел часть вечера в мужской кампании, много выпивающей. Они меня приглашают к себе за стол, выпить один стакан водки, соглашаюсь. Задают мне вопросы, друг друга перебивая, затем друг друга обнимая. Очень эмоционально, как большие дети. Один пытается со мной по-английски общаться, иногда я его даже понимаю. Он раз в жизни хочет   побывать на Октоберфест в Баварии, спрашивает сколько это стоит. Я рассказываю, что я знаю, потом ухожу. На следующее утро, я услышал, что он попал под колеса поезда, на смерть.

Последний участок до Омска не простой – сильный ветер навстречу, дождь. За 50 км-ов до города (я только что закончил ремонт велосипеда), я попал на границу ветряного смерча (вихря). Я объехал его сбоку, и уже сзади меня разразилась буря. Передо мной вдруг стало тихо, появилось солнце. Я ощущаю сейчас, что Сибирь меня приняла.

Вернуться